?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у cat_779 в Как выглядел антисемитизм русской интеллигенции в 1926 году.
После Октябрьского переворота 1917 года Россия стала еврейской.
Не было такой национальности: еврей. Были белые негры, потомки негров с Гражданской войны 2-ой половины 19-го века, и специально созданные в секретных лабораториях клоны, которые жили в гетто и получали там навыки жизни в человеческом обществе.
Первое советское правительство было на 80-85% еврейским. Неудивительно, что для евреев были созданы все привилегии, и евреи стали быстро занимать все места, куда им раньше не было доступа: в учёбе, в ремесле, в торговле, в руководстве и т.д.
Поэтому весь народ, как один, возненавидел евреев как представителей незаконно пришедших к власти большевиков, и
по всей стране начался разгул антисемитизма. Не бывает дыма без огня. Посмотрите, на дворе 21 -ый век, прошло 100 лет после Октябрьского переворота. Чем занимаются евреи? Они банкиры, олигархи, адвокаты, врачи, дантисты, деятели искусства и науки и т.д., их имена можно найти в списке самых богатых людей журнала Форбс. Неужели они занимают такие высокие и денежные должности исключительно благодаря своему уму и таланту? Нет, евреи-работники матрицы, поэтому матрица их так высоко поставила над простым народом и так хорошо их обеспечивает. Евреи совместными усилиями создают ложную реальность, в которую нас заставляют верить и запрещают сомневаться и сопротивляться. Если мы будем сопротивляться этой ложной, созданной евреями реальности, нас обвинят в антисемитизме. Не нравятся еврейскиe гей-парады, убогая мазня бездарных художников? Да вы, оказывается, антисемит!
И это началось в 20-е годы, когда недовольство советской властью умело перевели на недовольство евреями, они оказались удобным козлом отпущения, чтобы народ мог на них выместить свой гнев, тогда как истинные хозяева матрицы оставались всегда в тени и безнаказанными.




«Разговор о еврейском засилье в вузах — любимый конёк агитации белогвардейского студенчества». «Антисемитизм у артистов переходит всяческие границы». Поэты из «Ордена русских фашистов» требуют переселить всех евреев в Палестину». Так в 1926 году описывал ОГПУ проявления антисемитизма в среде русской интеллигенции. Только в одной Москве в 1927/28 годах за антисемитизм было осуждёно 59 человек.

Информационная справка ОГПУ об антисемитизме приведена в книге «Монархия погибла, а антисемитизм остался». Документы Информационного отдела ОГПУ 1920-х. Неизвестная Россия. XX век. Книга 3″. 1993 год.

«Начальник Отдела информации и ПК ОГПУ Прокофьев, начальник 2-го отделения Наймон. Об антисемитских настроениях среди интеллигенции. 2 июля 1926 года

Антисемитизм в вузах.

Среди антисоветского студенчества последних курсов антисемитские настроения выявляются гораздо легче, нежели на первых, прошедших через большие фильтры и в большинстве более советски настроенных.

Студентов евреев сторонятся, и отношение в большинстве скрыто враждебное. Разговор об еврейском засилье в вузах — любимый конёк агитации белогвардейского студенчества.

В вузах в последнее время определенно распространяются слухи, что при ВЦИКе создана особая комиссия по борьбе с еврейским засильем и что «при ВЦИКе тоже не любят евреев».

Характерно, что при всяких разговорах о чём-либо (отличия, заслуги, стипендии и другие мелочи вузовского быта) первый вопрос задается о лице, о котором идёт речь, а что он, еврей или русский. Агитация в вузах имеет свои формы — большинство стен исписаны антисемитскими лозунгами, и кроме того, были попытки распространения листовок в 2-3 экз. путём вывешивания в вузе с рядом антисемитских выпадов, основным из которых и злободневным является: «процентную норму для евреев заменили на процентную норму для русских».

Злободневность его усиливается распространением слухов о процентном отношении евреев к русским студентам, обыкновенно называют цифру от 70 до 80%.

Если принять во внимание, что в вузах учится около 48% студентов евреев, то частью становится понятен успех антисемитских агитаций среди антисоветского студенчества. Среди отдельных наиболее антисоветских групп студенчества иногда проскальзывает тенденция практической постановки вопроса борьбы с еврейским засильем в вузах путём террора, бойкота и т.д.



Тенденции эти в большинстве случаев так и оставались неоформленными. Выливались они иногда в форму простого мордобития, когда студента еврея избивали только за то, что он еврей.

Среди профессуры антисемитское настроение особенно характерно в старой её части, но дальше вскользь пущенной шпильки и систематических попыток проваливания студентов-евреев на зачётах, дело не идет.

Среди молодёжи, вышедшей из мещанской среды, антисемитизм настолько укрепился, что захватил даже и детей. В некоторых школах 2-й ступени в Москве, центрального района, были зарегистрированы среди учащихся детей антисоветской интеллигенции и торговцев частные случаи антисоветских выходок. Бывшие русские скауты и группирующаяся вокруг них антисоветская молодежь (Москва, Западный край, Украина) выдвигают лозунг «избавления от еврейского засилья».

Антисемитизм среди литераторов.

Среди литераторов характерны антисемитские настроения отдельных групп, эти группы в смысле отношения к власти ведут себя лояльно, но на первом месте у них определённая цель, своего рода миссия «сохранить национальное лицо России», которому грозит опасность расплыться в многоликом сборище национальностей.

Эта группа к пролетарскому строительству относится благожелательно, против еврейского народа тоже ничего не имеет, если он будет держаться в стороне.

Антисемитизм этой группы выражается в игнорировании и изолировании евреев — литераторов и журналистов от «великой миссии» интеллигентов-литераторов — «сохранения национального лица России».

Другие группы профессионально-литературные носят чисто кастовый характер и считают еврейских писателей и журналистов «чуждым элементом». Это своего рода кастовый антисемитизм, проходящий под лозунгом: «зачем евреи лезут?» Антисемитизм этого рода не носит общественного явления, это ряд отдельных фактов, незначительных по числу охватываемых лиц из среды литераторов и журналистов.

Дело русских поэтов-фашистов

Наиболее серьёзной, по существу политической, организацией антисемитского толка, состоявшей из литераторов, является ликвидированный «Орден русских фашистов». В конце 1923 года 4 поэта, имена коих хорошо известны в литературных кругах: Есенин, Орешин, Клычков и Ганин, устроили «инцидент в пивной». На первый взгляд этот незначительный случай, пожалуй, не привлекает к себе особого внимания. Шёл пивной разговор антисемитского характера, который можно слышать не только в пивной, но почти в каждом другом общественном месте, но с другой стороны, прошлый инцидент чрезвычайно любопытен, показателен и важен.



Все четверо, как отмечено выше, были хорошо известны литературному миру СССР. Они сотрудничали в коммунистической и советской печати. Имели свои литературные труды, издаваемые Госиздатом и другими крупными издательствами. Таким образом, антисемитское настроение этих 4-х лиц — это настроение всей интеллигенции.

Почему инцидент в пивной стал для нас показательным и важным? На этот вопрос можно ответить краткой характеристикой дела «Ордена русских фашистов».

«Орден русских фашистов» — вполне оформившаяся контрреволюционная террористическая организация, ликвидированная нами в октябре прошлого года. Организация была создана группой литераторов, причём одним из главных организаторов являлся именно Ганин — сопроцессник по делу 4-х поэтов. Организация имела программу, в которой определялись её стремления.

Между прочим, один из пунктов программы в конечной цели «Ордена русских фашистов» гласит: «Переселение евреев на свою родину в Палестину».

В документах, отправляемых организацией в белогвардейские круги за границей, определенно явствует, что руководители организации признавали, что государственная власть в России находится только в руках евреев.

Сама организация «Орден русских фашистов» объединила вокруг себя самых заядлых антисемитов и почти на 100% состояла из числа последних.

Из числа организаций белогвардейской интеллигенции следует отметить одну из них, как наиболее для неё характерную. В начале этого года нами ликвидирована группировка бывших воспитанников 1-го Московского кадетского корпуса, которые пытались образовать контрреволюционную организацию. Почти все 12 обвиняемых, проходивших по данному делу, сами заявляют, что они видят засилье евреев и признают, что государственная власть находится в руках последних. С целью борьбы с еврейским засильем они и пытались создать организацию.

Последние два факта говорят за то, что антисемитское настроение не только широко прививается другим, но и выливается в определённую форму контрреволюционных организаций и группировок.

Самый лютый антисемитизм — в театральной среде

Антисемитизм в театральной среде развит чрезвычайно сильно. Пожалуй, ни в какой другой сфере интеллигенции нельзя встретить того, что на каждом шагу приходится видеть в театральном мире.

Слово «еврей» склоняется за кулисами артистами во всех падежах и формах, особенно ярко это вырисовывается в Большом театре, где выражение «евреи у власти», «с удовольствием пойду бить евреев» и т.п. явление настолько обыденное, что подобные выражения не стесняются произносить в присутствии массы.



Нередко антисемитизм у артистов переходит всяческие границы. Как пример, можно указать на бывшего режиссера театра Корша — Карпова, который, будучи арестованным, при допросе в своих показаниях заявил: «Я убежденнейший антисемит», добавив к этому, что Зиновьева и Каменева он не считает за государственных людей, ибо может их, как евреев, «купить за рубль». Наряду с этим зафиксировано несколько случаев распространения среди артистов антисемитской литературы, в частности книги Нилуса «Протоколы заседания сионских мудрецов». Распространение этой книги имело место также и в Большом театре».

Как в СССР в 1920-е наказывали антисемитов

При выработке Уголовного Кодекса 1922 года слово «антисемитизм» не фигурировало в соответствующих статьях, но он подразумевался в формулировке «агитация и пропаганда, заключающаяся в возбуждении национальной вражды и розни» (фактически это – аналог нынешней 282-й статьи УК РФ). В качестве кары Кодекс предусматривал «лишение свободы на срок не ниже одного года со строгой изоляцией»; за то же преступление при особо отягчающих обстоятельствах во время войны кара могла быть повышена вплоть до расстрела (ст. 83 УК от 1922 года).

Советская власть планомерно выкорчёвывала антисемитизм. В статье И.Зильбермана «Суд в борьбе с антисемитизмом», («Еженедельник Советской Юстиции», журнал Наркомюста, 1929 год, №4) приводилась практика дел об антисемитизме в Москве и Московской губернии в 1927/28 году Вот статистика по таким случаям:

«За указанный период мы имеем 38 дел об антисемитизме. Из этого количества в уездах только 4 дела, все остальные по городу Москве.

В 34 случаях (из 38) судебные дела возникали по заявлению потерпевшей стороны. В 35% дело не ограничивалось одними словесными оскорблениями а, как правило, сопутствовавшей им контрреволюционной погромной агитацией. Здесь мы имеем злостное хулиганство, с особо издевательским отношением к объекту антисемитских нападений. Сюда мы относим избиения в квартирах, открытые нападения на улице на проходящих евреев и нанесение им побоев, различные издевательства, систематическую травлю и выживание из квартир.

Вот примеры. Некто Крамской, ломовой извозчик, судившийся за хулиганство и неоднократно подвергавшийся административным взысканиям, систематически оскорблял проживающего с ним в одной квартире еврея-инвалида. Не довольствуясь этим, он ворвался однажды в комнату своего соседа и учинил форменный погром, изрубив топором всю мебель. Суд осудил его по 2 ч.2 74 ст. УК и приговорил к шести месяцам лишения свободы с последующей высылкой.

Шакалинис — учительница, бывшая домовладелица, вместе с сыном, членом комсомола, занялись систематической травлей евреев, проживавших в одной с ними квартире. Суд приговорил их к штрафу.

Корнеичев, шофёр, набросился на проходившего по улице в центре Москвы врача и избил его, сопровождая свои действия погромной агитацией (полтора месяца лишения свободы).


Покровский, рабочий, систематически оскорблял другого рабочего-еврея, стоявшего за станком в непосредственной близости от него. Эта травля с угрозами избить продолжалась длительное время, пока затравленный рабочий не обратился в суд, который приговорил Покровского к одному месяцу принудительных работ.

Итоговые цифры по карательной политике по этим делам таковы: к штрафу приговорены 30 человек (из 70), к принудительным работам — 12, к лишению свободы — 14, к общественному порицанию — 3, оправдано — 10».

Рост антисемитизма и борьба с ним из электронной еврейской энциклопедии:
http://www.eleven.co.il/article/15416#02

С середины 1920-х гг. совершенно неожиданно для многих членов партийного и советского руководства в СССР поднялась новая волна антисемитизма. Советская пресса сначала не замечала, а возможно и просто замалчивала рост антисемитизма в стране. Но уже в середине 1926 г. председатель президиума ЦИКа М. Калинин, Ю. Ларин и другие партийные деятели стали публично поднимать вопрос об антисемитизме. Хотя официальная советская пропаганда утверждала, что антисемитизм 2-й половины 1920-х гг. являлся «наследием прошлого», принесенным в город отсталыми элементами, выходцами из деревни, факты доказывали, что он, в основном, был порожден сложившимся в эти годы своеобразным столкновением различных социальных сил в крупных городах.

Вспышке антисемитизма способствовало участие евреев в советском руководстве и широко распространенное мнение, что власть в стране захвачена евреями, которые являются ядром большевиков (в то время как евреи составляли 5,21% членов РКП/б/ в 1922 г., в 1927 г. — соответственно 4,34%).

Тенденция антисемитизма усилилась в связи с проведением в 1922 г. реквизиции церковных ценностей, среди уполномоченных которой было значительное число евреев, а также в связи с волной переименований городов и улиц в больших городах (например, Екатеринбург — Свердловск, Елизаветград — Зиновьевск (см. Кировоград), Павловск — Слуцк, Гатчина — Троцк и т. д.); антирелигиозным движением во главе с Е. Ярославским (Губельман; он также был редактором газеты «Безбожник» в 1922–41 гг. и одноименного журнала в 1925–41 гг.) и другими действиями советских властей, в которых заметную роль играли большевики еврейского происхождения.

Но главной причиной являлась социальная конкуренция. Массовая миграция евреев в большие города и сравнительно быстрое их продвижение в новом советском обществе наталкивались на сопротивление различных слоев нееврейского населения, в первую очередь, интеллигенции, студенчества и госслужащих.

Интеллигенция, бывшая в прошлом авангардом либеральных идей, в 1920-е гг. столкнулась с массовым приходом евреев в сферы занятости, куда до революции доступ им был совершенно закрыт или ограничен.

Безработица и жестокая конкуренция заставили многих пересмотреть свои взгляды и отношение к евреям. Начавшаяся в середине 1920-х гг. широко разрекламированная кампания по переселению евреев и приобщению их к земледельческому труду, повсеместно циркулировавшие слухи о том, что евреям выделяют лучшие земли (на самом деле — солончаковые) в Крыму и на юге Украины, лишь усиливали зависть и антисемитизм в крестьянской и вышедшей из деревни городской среде.

«Классовый антисемитизм» тысяч безработных и неустроенных, которым революция ничего не дала, был направлен против евреев-торговцев и нэпманов.

Таким образом, к середине 1920-х гг. стереотип еврея-большевика как атрибут антисемитских настроений был оттеснен традиционным торгашом-евреем, захватившим всю частную торговлю. Этому косвенно способствовала и официальная пропаганда, внедрявшая ненависть к нэпманам. Центральные газеты помещали многочисленные статьи и фельетоны о хищных нэпманах, не платящих налоги, о контрабандистах, скупщиках краденого, нечистых на руку хозяйственниках, имена и фамилии которых не оставляли сомнения в их национальном происхождении. Борьба с оппозицией в партии, в особенности с «объединенной оппозицией» (1926 г.), в которую входили Л. Троцкий, Г. Зиновьев, Л. Каменев, Г. Сокольникова, К. Радек, М. Лашевич (1884–1928) и другие, способствовала нагнетанию антисемитских настроений среди коммунистов и комсомольцев, веривших, что Сталин стремится освободить страну от еврейского засилья. Официальные партагитаторы, с явного одобрения И. Сталина и его окружения, не гнушались использовать на собраниях рабочих демагогические высказывания типа «во главе оппозиции стоят три недовольных еврейских интеллигента» и т. п.

Травля оппозиции на местах приобрела открыто антисемитский характер (особенно во 2-й половине 1927 г.) в связи с готовящимся исключением оппозиционеров из партии и репрессиями против них, которые интерпретировались партийной массой как исправление И. Сталиным допущенного В. Лениным непропорционально большого представительства евреев в руководстве партией и страной.

На этом фоне происходил мощный рост антисемитских проявлений на заводах, в учреждениях, в учебных заведениях и в быту, доходивших иногда до кровавых эксцессов (например, 60 допризывников, в большинстве коммунисты и комсомольцы, учинили в 1928 г. погром еврейских лавок в Могилеве; в Пскове в 1929 г. был убит рабочий еврей-комсомолец Большеминников, и т. п.).

Повсеместно допускались антисемитские выпады в партийной среде: так, на лекциях в кабинете партработы одного из райкомов Москвы в 1928 г. Ю. Ларин получал многочисленные записки с вопросами от передовиков-партийцев: «Почему партийная оппозиция на 76% была из евреев?», «Не изменят ли евреи в случае войны и не уклонятся ли они от военной службы?» и т. д. и т. п. В 1929 г. собрание студентов-коммунистов в Киеве потребовало введения процентной нормы для евреев при приеме в университет. Это требование предварительно обсуждалось на заседании комсомольского бюро университета. Героиня документальной повести Л. Ларского «Записки Самуэля Берга. Жизнь еврея» (М., 1930, вышло три издания), член компартии с 1917 г., на партийном собрании, характеризуя деятельность оппозиции, говорит: «Ясное дело, жидам верить нельзя. Жид либо предаст, либо продаст».

Обеспокоенное ростом антиеврейских выступлений, зачастую имевших антисоветскую окраску, руководство страны в конце 1926 г. – начале 1927 г. развернуло широкую пропагандистскую кампанию борьбы с антисемитизмом. После разгрома оппозиции и чистки политбюро и секретариата ЦК от евреев (за исключением Л. Кагановича), в ходе которых открыто использовались антисемитские доводы и выпады, Сталину и его окружению кампания против антисемитизма была необходима как отвлекающий маневр, имевший целью успокоить левые круги на Западе. Выступая в 1927 г. в Ленинграде на партконференции, Н. Бухарин объяснял рост антисемитизма тем, что население Москвы и Ленинграда не знает еврейских бедняков и рабочих, заполняющих западные губернии, а видит лишь тех евреев, кто преуспел более других и вырвался в крупные города, то есть нэпманов и интеллигенцию.

В свою очередь, М. Калинин на 1-м съезде ОЗЕТа (Москва, 1924 г.) не только объяснял волну антисемитизма конкуренцией, в особенности в среде интеллигенции, но и призывал евреев не переезжать в большие города, так как там им грозит полная ассимиляция: «Если бы я был старый раввин, болеющий душой за еврейскую нацию, я бы предал проклятию всех евреев, едущих в Москву на советские должности, ибо они потеряны для своей нации. В Москве евреи смешивают свою кровь с русской кровью, и они для еврейской нации со второго, максимум с третьего поколения потеряны, они превращаются в обычных русификаторов».

Источник:
http://ttolk.ru/2017/04/18/%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D0%B2%D1%8B%D0%B3%D0%BB%D1%8F%D0%B4%D0%B5%D0%BB-%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D1%81%D0%B5%D0%BC%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%B7%D0%BC-%D1%80%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%B8%D0%BD/

Profile

ladaria
ladaria

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel