ladaria (ladaria) wrote,
ladaria
ladaria

Categories:

ХАРАГУН — ЗАБАЙКАЛЬСКАЯ САГРА

Недавние события, происшедшие в Сагре прогремели на всю страну. Между тем, не она была первая, не она, наверное, и последняя. Аналогичные события уже происходили в Забайкалье.
В поселке Харагун Забайкальского края, русские жители, доведенные до отчаяния беспределом кавказских бандитов и бездействием местных властей, разгромили местную азербайджанскую мафию. Вместо благодарности прокуратура обвинила их в «организации массовых беспорядков».

Из блога пользователя livejournal.com от 24 июля 2006 г:
События, происшедшие недавно в Харагуне, были фактически проигнорированы абсолютным большинством СМИ.
Не считая нескольких ссылок на интернет-страницах, разгром азербайджанцев Харагуне, в котором участвовала почти вся деревня, и последовавшие репрессии против русского населения остаются неизвестными даже патриотической общественности.

Между тем, именно сегодня все русские патриоты должны знать о случившемся, ибо от нашего участия и поддержки сейчас зависит судьба двух десятков деревенских парней, защитивших от азербайджанских бандитов своих родных и близких и за это брошенных антирусской властью в застенки читинского СИЗО.

Пролог

Харагунская история вызревала довольно долго. Все было – по нынешним российским меркам – вполне тривиально. В Харагуне давно уже вдрызг разорены все учреждения социального сектора, работы официально никакой нет, и большинство жителей по документам числятся безработными. На этом фоне в 2004-м году в поселок началось массовое нашествие азербайджанцев. В кратчайшие сроки в Харагуне оказалось около пятидесяти азербайджанских семей. Причем слово «семья» следует понимать весьма широко – это все близкие и дальние родственники какого-либо кавказца. Большинство из них живет в России без всякой регистрации.

Что же привлекло кавказцев в читинской глубинке? Лес! Русский лес – это деньги, это очень большие деньги. Азербайджанцы занялись массовой незаконной вырубкой местного леса.

Лесозаготовки в Забайкалье, и это ни для кого не секрет, редко проходят с соблюдением всех юридических норм. Лес воруют, и воруют в огромных масштабах. Однако большинство русских жителей Харагуна имеют официально выделенные им деляны. Из всех азербайджанцев официально зарегистрированный участок был лишь у одного – остальные же воровали лес, прикрываясь его документами.

Как только количество азербайджанских «колонистов» увеличилось, поведение их стало более чем вызывающим. Все чаще стали звучать угрозы поджечь деревню, местным жителям говорили, что жить здесь азербайджанцы будут до тех пор, пока «не срубят последнее дерево». Одновременно с появлением кавказской диаспоры в Харагуне стали распространяться наркотики и развернулась торговля спиртом, хотя раньше об этой беде харагунцы и не знали.

Наемные рабочие, которых кавказцы привозили из соседних сел, оказывались на положении рабов: у них отбирали документы (чтобы не могли убежать), работать заставляли силой, а единственным вознаграждением была водка. Неудивительно, что в такой атмосфере столкновения между русскими и азербайджанцами случались очень часто.

Харагунцы всячески пытались решить проблему законными, мирными средствами. В самые разные учреждения и самым разным лицам отправлялись обращения, публиковались открытые письма и т.д. В одном из них, напечатанном в газете «Забайкальский рабочий» 15 сентября 2005 г. говорилось: «В настоящее время рядом с нами их (азербайджанцев) проживает человек 150-200, и каждый месяц еще появляется человек десять… Мы боимся за жизнь своих детей и внуков… Мы обращались и к местной власти, и в милицию, но там нам сказали, что выселить их может лишь миграционная служба. Но, наверное, пока не грянет гром, как у нас обычно бывает, ничего не произойдет…

Просим принять срочные меры к гражданам Азербайджана, которые проживают у нас в селе, пока не случилась трагедия. Они угрожают нашим жизням и жизням наших детей и внуков».

Под этим обращением было 108 подписей. Милицейское начальство в ответ заявило, что оно «держит ситуацию в Харагуне на особом контроле» и не стало ничего предпринимать. Прошло девять месяцев, и плоды этого липового «контроля» проявились во всей красе…

На таком фоне особенно цинично и чудовищно выглядит следующий вопиющий факт: пока азербайджанцы воровали в Харагуне лес, совращали русских девчонок и избивали русских парней, говоря при этом, что они намерены всех Русских превратить в своих рабов, в областном центре шла усиленная борьба с… «русским фашизмом»!

При этом реальные – вполне фашистские (в смысле установления господства одной нации над другой) – действия азербайджанцев в Харагуне никого не взволновали. Главным гнездом фашизма был провозглашён Союз Русского Народа, местный отдел которого был открыт в Чите 10 декабря 2005 года. О нем писали статьи – одна другой лживей и подлей, им пугали местных евреев, голося о «реальной угрозе» погромов. А вот перманентный погром Русских в Харагуне почему-то не замечали…

Последняя капля

15 мая 2006 г. в харагунском зале игровых автоматов, кроме азербайджанцев, находился один русский парень – В.С. Малютин. Через какое-то время находившийся там кавказец начал нецензурно оскорблять работавшую в заведении женщину. Виктор Малютин сделал ему замечание. Тут же гордые азербайджанцы (их было четверо) предложили ему «выйти поговорить». И всё бы прошло у них хорошо и гладко, да вот только на горе кавказцам рядом оказалось несколько друзей Малютина.

Произошла стычка, в результате которой кавказцы убежали, пообещав вскоре приехать разбираться с обидчиками вместе со своей «крышей».

Через несколько часов в дом к Малютину ввалились 11 человек (восемь бандитов из Читы и трое местных азербайджанцев), вооруженные битами и ножами. Виктору объяснили, что он «попал на бабки», и должен компенсировать кавказцам «моральный ущерб», отдав им свой автомобиль. Малютин сказал, что требования он выполнит, а сам вышел из дома и побежал к своему отцу, у которого позаимствовал охотничье ружье. Одного выстрела в воздух из этого ружья хватило для того, чтобы разогнать гордые кавказские джигиты снова разбежались кто куда.

На следующий день жители села обратились к азербайджанским старейшинам с предложением обсудить случившееся. Примечательно, что кавказцы признали вину своих молодых собратьев. Для того, чтобы выяснить все недоразумения, на 18 часов 17 мая кавказцами была назначена «стрелка». В качестве арбитров должны были выступать «крышевавшие» азербайджанцев читинские бандиты.

Расплата

Очевидно, кавказцы надеялись, что напуганные появлением читинских уголовников харагунцы на встречу не придут. Однако случилось иначе. К 18 часам на «стрелку» явилось около пятидесяти русских мужиков, настроенных достаточно решительно. Кавказцы же на «забитую» ими «стрелку» так и не пришли.

После бесплодного ожидания раздражённые харагунцы подожгли два грузовика ЗИЛ, использовавшиеся азербайджанцами для перевозок ворованного леса. После этого азербайджанцы вновь появились, и один из них предложил собраться снова, уже вечером, в 23 часа. Другой к этому присовокупил обещание, что из города приедет бандитская «крыша» кавказцев, вооруженная автоматами, и перестреляет всех русских.

Угрозы возымели действие прямо противоположное тому, на которое рассчитывали азербайджанцы: к 23 часам почти все мужское население деревни, начиная с 14 лет и до пятидесяти, было вооружено охотничьими ружьями и твердо настроено на серьезный мужской разговор. Кавказцы же на «стрелку» не пришли вновь, а наиболее умные из них успели к этому времени уже уехать из поселка.

И не зря. К этому времени возмущение харагунцев бесчинствами местных «джигитов» достигло крайней степени. Мужики двинулись к домам азербайджанцев, поджигая или переворачивая их автомобили. Тем кавказцам, которые попадались на пути, доставалось сильно, однако женщин и детей не трогали. Более того, несмотря на то, что азербайджанцев били весьма крепко, их старались не убить, а особенно раздосадованных участников погрома более трезвомыслящие мужики по возможности сдерживали.

В итоге один азербайджанец от побоев все-таки скончался. Однако, можно с уверенностью сказать, что если бы русские мужики не сдерживались, в Харагуне кавказцев убили бы не меньше, чем в свое время евреев в Кишиневе. Примечательно и то, что били не всех подряд. Тех азербайджанцев, кто был известен своей порядочностью, вовсе не трогали. Например, азербайджанец – владелец местного магазина и сам не пострадал, и магазин его никто не тронул.

В итоге были сожжены несколько грузовиков, принадлежавших азербайджанцам, и подожжены несколько их домов. После этого все кавказцы, за исключением одного (женатого на русской) поселок покинули.

Местные СМИ, вместо того, чтобы непредвзято осветить случившееся, стали активно распространять лживую версию о «пьяной драке» и «грабежах». Действительно, дома некоторых азербайджанцев были разграблены, однако сделано это было уже после погрома – и сделано теми, кто решил нажиться по случаю. А харагунские мужики, которые громили кавказцев, делали это, как говорят сейчас в деревне, «за идею».

Вскоре после этого в село были переброшены подразделения ОМОНа. Однако рядовые омоновцы отнюдь не были склонны защищать кавказцев, прекрасно понимая, что те сами во всём виноваты. Тогда же состоялось несколько сельских сходов, потребовавших оградить русских жителей от беспредела кавказских бандитов. Никакой реакции на эти требования от местных властей не последовало, лишь дало им повод обвинить харагунцев наряду с «массовыми беспорядками» еще и в «несанкционированных митингах».

Однако местных жителей запугать было уже не легко. 20 мая 2006 года очередной сход принял резолюцию с такими требованиями к властям:

«1) задержать истинных зачинщиков – азербайджанцев и криминальных представителей;

2) все судебные заседания проводить в селе (выездные) в присутствии жителей села Харагун с обязательным информированием о них;

3) найти и вывести из леса азербайджанцев;

4) пока не будут выселены все азербайджанцы – ОМОН не выводить из села;

5) закрыть спиртные точки и игровые автоматы;

6) усилить охрану школ, детсада и больницы;

7) запретить отпуск винно-водочных изделий несовершеннолетним…»

Резолюцию подписали 77 человек, однако этот глас народа власти тоже не заинтересовал. Зато среди русского населения вскоре начались массовые аресты. В короткий срок было арестовано около 25 человек. В.С. Малютин, названный главным зачинщиком «массовых безпорядков», был объявлен в федеральный розыск и через некоторое время сдался сам.

Ныне дело это находится в областной прокуратуре, и ведет его следователь по особо важным делам. Арестованным вменяются в вину «хулиганские действия», «массовые беспорядки», «грабежи» и т.п. Так что сроки заключения могут оказаться двузначные.

Между тем, харагунцы всего лишь попытались защитить свой дом. Два года борьбы с кавказским бандитским гнездом в рамках нынешнего закона не дали никаких результатов. Когда же Русские мужики похватали свои гладкостволки и выкинули надоевших им оккупантов из деревни, их объявили в «грабителями» и «террористами».

Сегодня все Русские патриоты должны дать отпор кавказцам и продажным антинародным властям на этом маленьком и далеком, но значительном участке фронта Русского Национального Сопротивления.

Мы должны показать наше единство, свою готовность бороться везде и всегда за каждого Русского человека, должны сделать все, чтобы отстоять харагунских парней, которым грозит длительное тюремное заключение. Харагун далеко, но это – Русский поселок, на Русской земле и населенный Русскими людьми. И эти Русские люди нуждаются в помощи.

***
Из сообщения Пресс-службы Читинского отдела Союза Русского Народа (по материалам http://russia-talk.com ):
За безпорядки в селе Харагун будут судить только русских
Зачинщики безпорядков — азербайджанские мигранты, воровавшие лес
и провоцировавшие местных жителей — признаны потерпевшими
и давно скрылись на Кавказе.

В Читинской области завершено расследование уголовного дела по факту массовых безпорядков в селе Харагун Хилокского района, произошедших в мае 2006 года. Как сообщает пресс-служба прокуратуры Читинской области, областной прокурор утвердил обвинительное заключение и дело направлено для рассмотрения в Хилокский районный суд.

Как утверждают следователи прокуратуры, «17 мая 2006 года в селе Харагун были совершены погромы 19 азербайджанских семей, в которых принимали участие местные жители. В ходе массовых безпорядков были подожжены и разграблены дома, похищены золотые украшения, бытовая техника и предметы одежды. Помимо этого сожжены и повреждены семь грузовых и 10 легковых автомобилей. 12 выходцам из Азербайджана причинены телесные повреждения различной степени тяжести, в результате которых один человек умер. Участники массовых безпорядков применяли огнестрельное охотничье оружие, психическое и физическое насилие к потерпевшим».

Потерпевшими по уголовному делу признаны более 40 человек.

Напомним, что события в Харагуне спровоцированы бездействием местных властей, милиции и прокуратуры по пресечению откровенно бандитского поведения азербайджанцев в селе. Продажа спирта и наркотиков, воровство леса, оскорбление местных жителей, неоднократные попытки изнасилования, в том числе несовершеннолетних, избиения наемных рабочих, хулиганство и вызывающее пренебрежение традиционными нормами общежития и законами России — все это и вызвало стихийный протест местных мужиков. Неоднократные обращения жителей в органы власти, милицию и читинские средства массовой информации не дали никаких результатов.

Но когда терпение сельчан лопнуло, опять же по причине вызывающе хамского поведения азербайджанцев, и они по-своему решили проблему наведения порядка в родном селе, то их же за это и арестовали а теперь еще собираются судить.

При этом следствие с самого начала пошло по пути «двойных стандартов». Азербайджанцев, естественно, отпустили восвояси, на свидетелей все время оказывалось давление, факты фальсифицировались, неугодные следствию свидетельские показания игнорировались.

Дела против русских жителей села Харагун Хилокского района Читинской области сфабрикованы с целью снять ответственность за происшедшее с местных органов власти, милиции и прокуратуры.

Скажите любому непредвзятому человеку: «В местах компактного проживания азербайджанцев в Читинской области криминогенная обстановка нормальная, милиция и органы власти нисколько не коррумпированы, а все конфликты возникают из-за хулиганства местного русского населения». Вас сразу назовут идиотом и будут совершенно правы.

Как поведал старший следователь Следственного управления Следственного комитета при Генеральной прокуратуре РФ по Читинской области и Агинскому Бурятскому автономному округу Петр Оскарович Хавкин, обвинение предъявлено 32 лицам в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 212 (участие в массовых безпорядках, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия), в том числе девятерым из них по ч. 4 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего), двоим — по ч. 3 ст. 212 УК РФ (призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым безпорядкам, а равно призывы к насилию над гражданами), им вменяется причинение ущерба на сумму свыше двух миллионов рублей.

Безсовестность и предвзятость россиянской антирусской власти и ее прокуратуры просто поражает. Дела фабрикуются как при большевицких тройках и результат работы таких «следователей» предсказуем на 100%. К сожалению, предсказуем и результат рассмотрения дела в районном суде.


А закончилось всё это вот чем (по материалам www.odintsovo.info):

Харагун — позор русского народа
30 мая 2008 года в помещении Центрального районного суда г. Читы состоялось объявление приговора по делу о массовых безпорядках в с. Харагун Хилокского района Читинской области.

Подсудимыми были 33 жителя Харагуна, которые 17 мая 2006 года, когда кончилось терпение коренных харагунцев хамства, уничтожения леса, продажи спирта и наркотиков приезжими гражданами Азербайджана, просто взяли и выгнали их из села. Конечно, не обошлось без рукоприкладства, но азербайджанская сторона фактически спровоцировала стихийное выступление местных жителей, начав драку с вступившимися за женщину молодыми русскими парнями.

В результате драки, зачинщиков и многих участников которой следствие так и не выявило, незваные гости поселка, уже почувствовавшие было себя хозяевами, понесли некоторый имущественный ущерб и были вынуждены покинуть поселок.

Впрочем, ненадолго. Пока русские парни были под следствием и судом, многие из южан вернулись и снова продолжают заниматься варварской вырубкой леса. По-прежнему без гражданства, прописки и медицинских полисов, по-прежнему плюя на местные законы и местное население.

Текст приговора зачитывался целый день с перерывом на 30 минут. С каждой минутой нарастало ощущение, что это какой-то спектакль, настолько нелогичным, натянутым и предвзятым оказалось услышанное.

Интересно, что больше шести часов говоря о «преступлениях», якобы совершенных харагунцами, судья ни разу не пытался рассмотреть мотивы этих «преступлений». По крайней мере в том виде, как можно было ожидать, например: «С целью такой-то подсудимый совершил то-то…» А, как известно, нет мотива — нет и преступления, а есть всего лишь происшествие.

В ходе многомесячного судебного заседания все подсудимые отказались от прежних показаний, данных во время предварительного расследования, т. к. давали их под давлением следствия. Никто не признал свою вину. Но суд счел все обвинения доказанными на основании показаний, данных на предварительном следствии. Без затруднений проигнорированы доказательства алиби многих подсудимых. Возникают естественные вопросы: а зачем тогда вообще нужны судебные заседания, если показания, данные в суде, судьей проигнорированы? И зачем тогда нужны адвокаты? Получается, что для вынесения приговора россиянскому «правосудию» достаточно только следствия? Показания, «выбитые» следователем, достовернее, чем данные в суде под присягой? Кажется, раньше было наоборот.

Причем показания так называемых «пострадавших» — азербайджанцев — под сомнения не ставились в принципе. Получается, что прокуратура и суд с легкостью готовы верить показаниям тех, кто, не имея гражданства РФ и прописки, проживал незаконно, спаивал местное население китайским спиртом, продавал наркотики, варварски вырубал лес, хамил местным жителям, неоднократно насильничал и тому подобное, а подсудимым (которые все как один характеризуются исключительно положительно и по месту жительства, и по месту работы или учебы) и их родственникам и друзьям поверить не захотели. Почему? Как это объяснить? Это называется объективностью и безпристрастностью?

По показаниям азербайджанцев, их всех избивали русские, каждого группой по 10-30 человек, нанося десятки ударов руками и ногами, штакетинами, деревянными и металлическими палками, железными прутьями, металлическими трубами, ружейными прикладами, били ногами лежачих, топтались и прыгали на спине. А по рассмотренным в суде медицинским справкам и результатам медэкспертиз только один получил тяжелые травмы в виде переломов ребер и сотрясения мозга (при этом судом не найдена прямая связь его травм с событиями 17 мая), еще несколько имели только синяки и ссадины. Какие крепкие джигиты, просто деревянные какие-то! Как в кино. Его лупили прикладами и железными прутьями, а на нем только ссадины. О чем это говорит? Да о том, что они просто лгут. А следствие и суд им верят.

Более того, следствие и суд полностью приняли версию избиений, несмотря на то, что орудия «преступления» (металлические трубы, прутья, обрезки арматуры) не найдены. Ни одного. Опять та же схема: «преступление» есть, а орудия преступления нет. Да и откуда таким орудиям взяться? В селах уже давно весь металл сдали на лом, гвоздя ржавого не найдешь.

Любопытно, что пара азербайджанцев утверждали, что нападавшие харагунцы кричали: «Россия только для русских!» А между тем в деревне проживают и буряты, и китайцы, но к ним с такими лозунгами не бросаются, а по показаниям некоторых азербайджанцев, в нападениях принимали участие человек пять или шесть бурят.

Это уж ни в какие ворота! В деревне люди таких лозунгов не употребляют и не знают, у них вообще другие проблемы и заботы, а азербайджанцев явно кто-то подучил.

Но подучил плоховато, или отрепетировать не успели. Сложилось впечатление, что азербайджанцы приписывали харагунцам действия, которые, на взгляд азербайджанцев, погромщики в таких случаях обычно совершают:

— нападение толпой на одного;

— входя в дома, сразу требование денег;

— мародерство, рытье в сумках и домашних вещах;

— безсмысленное уничтожение домашнего имущества;

— убийство домашних животных;

— срывание с женщин украшений и драгоценностей; — наведение огнестрельного оружия на женщин и детей.

Ну, чей портрет встает перед глазами, неужели русского мужика? Прокол настолько очевидный, что даже странно, как это следователь по имени Петр Эрнстович Хавкин не учел разницу в менталитете русских и азербайджанцев.

Вот еще любопытная деталь: по многим показаниям азербайджанцев, они, увидев на улице толпу людей, бросались бежать. Это, интересно знать, почему же? Это так и должно быть — увидев толпу односельчан, пускаться наутек? Или это потому, что «знает кошка, чье мясо съела»? А ведь во всех показаниях, данных азербайджанцами, сказано, что конфликтов с местным населением у них прежде, якобы, никогда не было. Очередная наглая ложь.

При чтении приговора постоянно упоминались автомашины, грузовые и легковые, принадлежавшие и принадлежащие азербайджанцам. Часть из них была сожжена, часть перевернута, у некоторых разбиты стекла. Но примечательно, что из длинного списка перечисленных машин только у четырех легковушек указан государственный регистрационный номер. Т. е. непрошенные гости с юга, приехавшие рубить забайкальский лес, не удосужились даже зарегистрировать свою технику. А может, она просто ворованная?

С машинами вообще все забавно выглядит. Все машины во дворах азербайджанцев стояли прямо в огороде, где часть из них и была сожжена. Хозяйством, получается, формально нигде не работавшие азербайджанцы не занимались. А чем же они тогда занимались? Понятно: либо лесозаготовкой (незаконной), либо торговлей (спиртом и наркотиками). Для следователя Хавкина и суда надежнее свидетелей и быть не могло.

Типичный пример «надежных» показаний: многие заявляли, что к ним в дом врывались одновременно по 30 человек русских харагунцев (вот какие хоромы здаются для временного проживания в забайкальских селах!), после чего человек 15-20 избивали бедного кроткого хозяина. Даже представить себе трудно, какова должна быть площадь комнат в деревенском доме, чтобы так развернуться. У них там спортзалы, что ли?

Все свидетельские показания об имеющихся алиби подсудимых были судом отвергнуты только на основании показаний азербайджанцев. Непонятно вообще, какие свидетельские показания могли бы перевесить показания воров, насильников и спекулянтов? Более того, алиби некоторых подсудимых могли подтвердить и азербайджанцы, но, несмотря на просьбу подсудимого и его адвоката допросить их, этого сделано не было.

Оцените: «Показания свидетелей защиты признаны несостоятельными, поскольку судом установлено участие» такого-то лица в описываемых действиях. Наш проницательный суд научился устанавливать факты без свидетельских показаний и вещественных доказательств. Это прорыв. Новое слово в юридической науке и практике. А фактически суд из множества свидетельских показаний просты выбрал только те, что подходят для решения задачи — во что бы то ни стало осудить и посадить тех, кто помешал «лесному бизнесу», покрываемому из областного (теперь краевого) центра. Всех свидетелей защиты, т. е. жителей Харагуна, суд фактически признал обманщиками и лжесвидетелями, а все доводы приезжих бандитов — безусловно состоятельными.

В приговоре есть строки, вообще удивительные с точки зрения логики и здравого смысла, вполне достойные, чтобы их зачитывал Жванецкий или Задорнов: «Доводы подсудимых о том, что на предварительном следствии их вынудили подписать чистые листы протоколов допроса, суд счел несостоятельными, потому что из содержания протоколов следует, что протокол ими прочитан, о чем они сами на каждом листе написали: Мной прочитано, с моих слов записано верно». Тут даже комментировать нечего.

При объявлении приговора судья мотивировал суровость наказания и необходимость изоляции особой опасностью подсудимых, представляющих большую угрозу обществу. Для какого общества они представляют опасность, судья не уточнил, но очевидно, что не для населения Харагуна, которое в подавляющем своем большинстве было и остается на стороне осужденных. Тогда для кого? Для тех, кто продает наркотики и рубит лес? Для тех, кто пришел на русскую землю, чтобы украсть все, что удастся, а остальное загадить? Для тех, кто оскорбляет русских стариков и насилует русских девчонок? Или для тех, кто наживается на уничтожении русской среды обитания, поджигая и вырубая лес для продажи в Китай? Для тех, кто дорвался до власти в России и Забайкалье, и кому русское население, сердцем болеющее за родную землю, стоит поперек «бизнеса», основанного на разворовывании всего, что имеет цену за рубежом?

Приговор поверг в шок не только родственников осужденных, но и присутствовавших читинских журналистов:

Малютин — 6 лет строгого режима.

Кривоносенко, Бородкин, Роот, Тимофеев, Белов, Непомнящих, Коптев, Гаевский — по 5 лет и 6 месяцев строгого режима.

Шальгин — 3 года 6 месяцев строгого режима.

Филипушко и Трофимов — 3 года 6 месяцев и 3 года 3 месяца общего режима.

Шубин, Афанасьев, Болотнев, Фадеев, Машков, Мишин, Дубинин, Чугуевский, два брата Дудниковы, Горянов, Жамсаранов, Самойлов, Гайков, Носков, Щербаков, Шишкин, Кучин, Макаренко и Екатерина Писаренко осуждены условно.

То, как поступили с харагунцами, — это модель того, как поступают с Россией. Русский народ лишают права на самооборону, на защиту своих домов, земли, безопасности своих семей, сложившихся порядков и уклада жизни. Если мы ничего не предпримем, то так скоро будет со всеми русскими.

Русским навязывают капитуляцию перед угрозой незаконной иммиграции и бандитизмом этнокриминальных группировок, покрываемых антирусской россиянской властью.

Войти в дом незаконно проживающих в селе азербайджанцев — это «нарушение неприкосновенности жилища», а проникновение в село непрошенных бандитов — это нормально? А ведь село — жилище для тех, кто считает его своей малой родиной, получивших его в наследство от своих предков. Почему проникать в жилище непрошенных и наглых пришельцев нельзя, а вторгаться в село против воли его жителей — можно?

Урок: надо делать территорию села собственностью селян. Только став реально хозяевами своих сел, поселков, многоквартирных домов в городах, русские смогут противостоять геноциду и нашествию непрошенных инородцев.

Если Харагун — это маленькая Россия, то весь этот инцидент, суд и последующий приговор — сценарий ее уничтожения. Ведь именно так и произошло в Сербском крае Косово! Аналогия полная до мельчайших подробностей, только масштабы пока разные. И то, что цель — превращение Харагуна из русского села в азербайджанский аул — пока не достигнута, аналогию не портит, ведь тенденция просматривается весьма определенно. В связи с этим прокуратура Забайкальского края вполне заслуживает «почетной» грамоты имени Карлы Дель Понте.

Проведем мысленный эксперимент. Представим, что началась война (не дай Бог!). Кто бросится в военкоматы добровольцем? Следователь Хавкин? Пришлые азербайджанцы? Лесные «бизнесмены» из краевой администрации и забайкальского отделения «Едим Россию»? Не знаю. Но уверен, что харагунские парни, объявленные «угрозой обществу», точно пойдут.

Не бывает абстрактного, «чистого» правосудия. Суд недаром называют «третьей властью». И пусть масоны и демократы без конца повторяют свои глупости про разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную, нормальные люди понимают, что концептуально власть — едина. Поэтому правосудие в государстве всегда отражает концепцию существующей власти, всегда соответствует имеющейся в настоящий момент государственной идее. И то, что засудили харагунцев вместо азербайджанцев, вполне закономерно. Значит, такова сейчас в Эрефии государственная идея.
Tags: геноцид сионизм рабство истребление
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments